Исповедь токсикомана

Как известно, в нашей наполненной стрессами жизни иногда очень даже хочется как-то снять нервное напряжение и расслабиться. Можно закурить, можно выпить чего-нибудь покрепче, можно на худой конец просто вкусно поесть. Но по скорости и эффективности прихода желанного успокоения ничто не может сравниться с воздействием таких психотропных препаратов, как транквилизаторы. И вряд ли найдётся человек, который хоть что-нибудь не слышал про эти чудодейственные таблеточки или даже не испытал на себе их эффект.

Однако применение этих таблеточек в ряде случаев может вызвать стремление человека с каждым последующим стрессовым событием вновь прибегнуть к их помощи. Дальше — больше, и далее по нарастающей. Чем чреваты подобные быстрые способы успокоения — мой нынешний рассказ.

При знакомстве с Олегом мне бросилось в глаза какое-то несоответствие между внешним его обликом и взглядом. На вид крепкий парень, но вот во взгляде как будто было что-то сломано. Слабый и какой-то потухший был взгляд.

Историю Олега надо бы начать с тех самых пор, когда ему было 10 лет, а в семье постоянно штормило из-за ссор родителей. Он вспоминает, что каждый раз, когда в доме назревал очередной скандал, ему хотелось уснуть крепким сном, и «чтобы это раз и навсегда закончилось». И это наконец-то закончилось — отец уехал в другой город.

Но легче Олегу не стало. Развод, как известно, довольно стрессогенное событие для всех участников этой драмы, но для чувствительного и ранимого ребёнка, каким был Олег, он явился мощнейшим стрессовым фактором, спровоцировавшим невротическое состояние. Олег и до этого был робким и боязливым ребёнком, а теперь и вообще всего стал бояться.

— Я думаю, что по-настоящему спокойно и свободно я могу чувствовать себя только в своей комнате. Понимаете, я всюду вижу угрозу. Мне трудно спокойно идти по улице, трудно находиться в любом публичном месте, где есть чужие люди, особенно мужчины. А уж если ещё и пьяные мужчины, то это вообще катастрофа.

Он горько вздыхает, — чего я только ни делал, чтобы преодолеть свои страхи. Стал заниматься боксом, прошёл несколько тренингов «повышения уверенности в себе», внушал себе, что я «сильный и уверенный в себе человек». Но это, знаете, как зайцу внушать, что он тигр. Но я-то знаю, что в душе я заяц.

— И тогда я решил уехать в другую страну. Думал, всё поменяю, забуду про все свои страхи и начну новую жизнь. И вот тогда-то мне кто-то посоветовал для облегчения адаптации в чужой стране попринимать траквилизаторы. Я попробовал, — и мне понравилось. Внутри что-то отпускало, сразу увереннее себя чувствовал в любых ситуациях. Познакомился с интересной девушкой, хотя раньше с этим были большие проблемы. Я был счастлив! Всё у меня налаживалось.

Но счастье моё продолжалось недолго. Всего два года. Когда я попробовал чуть-чуть снизить дозу транквилизатора, сразу появлялась раздражительность, какая-то внутренняя напряжённость и беспокойство. И, что для меня было самым неприятным, — тревога вырастала в разы. Я-то думал, что все мои проблемы прошли, а к ним, оказывается, добавились другие — похлеще.

Я поискал в интернете и пришёл к выводу, что у меня развилась зависимость от транквилизатора. Нужно было срочно что-то делать. Прошёл в частной клинике курс лечения, который называется «детоксикация». Это был ужас! Мой организм полоскали растворами с витаминами, а я при этом страдал от бессонницы, от жуткой головной боли, тошноты и рвоты, болей в мышцах и в животе. Это, как я понял, была «ломка», как у наркоманов.

И теперь передо мной стоит вопрос: «Как мне жить дальше? Смогу ли я когда-нибудь нормально жить?»

Да, ничего не скажешь, в ситуации Олега это очень трудный вопрос. Многое необходимо продумать и рассчитать, чтобы помочь ему выйти из этой тяжелейшей ситуации. Здесь нужны и правильно подобранная медикаментозная терапия, и мощное психотерапевтическое сопровождение, и понимание и поддержка близких.

В истории Олега, как в фокусе, сконцентрировалась важнейшая в психологическом плане вещь, а именно то, что корень его нынешних проблем давний. Во-первых, это чувствительная и уязвимая психика, на которую пришёлся удар в детстве. Но не только это. Олег же пытался помочь самому себе с помощью спорта и психологов, но легче ему не стало. Так что, во-вторых, для эффективной помощи таким людям необходим прежде всего врач-психотерапевт, который может выстроить курс настоящей патогенетически оправданной психотерапии.

И мне думается, что в будущем должны быть созданы специальные центры, где будет возможно консультировать и оказывать помощь молодым людям, подобным Олегу, чтобы не случилось подобной беды. Но это уже тема для другого рассказа.

Читайте также: