История про Сашу, или как помогает психиатр-психотерапевт

В этой статье мне хотелось бы обсудить с вами, мой уважаемый читатель, некоторые особенности работы психотерапевта, который имеет базовую психиатрическую подготовку.

Эта подготовка позволяет вникнуть как бы в самую сердцевину проблем пациентов, которые чувствуют, что с ними что-то не так, но конкретно определить свою проблему не могут. Самое общее затруднение для таких пациентов заключается в том, что они не ощущают себя живой, цельной личностью. Таким людям не хватает переживания личностной согласованности и связности в контактах с окружающим миром.

В связи с тем, что внутри у таких людей нет цельности и ясности в отношении самих себя, они чувствуют себя как бы оторванными от мира и от других людей. Они не способны переживать себя «вместе» с другими людьми и оттого не чувствуют себя в этом мире, «как у себя дома».

Переживания такого рода зачастую очень трудно понять обычным людям. Они-то как раз живут с твёрдым ощущением реальности и индивидуальности как самих себя, так и других людей, и им очень трудно перенестись в мир людей с другим мироощущением, у которых нет подобной определённости в восприятии себя и мира.

И вот тут-то как раз незаменимую помощь и может оказать именно психотерапевт-психиатр.

А для иллюстрации мне хочется предложить вам, мой уважаемый читатель, заметки из дневника молодого человека (назовём его Сашей). История его душевных невзгод началась в юности. Поначалу его активно лечили самыми различными медикаментозными препаратами. Ему становилось чуточку легче, но ненадолго. Препараты не лечили душу, а просто чуть-чуть приглушали душевную боль.

В этих записях, по-своему бесценных, звучит колоссальная потребность высказать эту боль. Достучаться хоть до кого-то, кто может понять это. Кто может понять и принять эту боль.

Итак, послушаем Сашу.

— Я и пришёл лечиться от бесчувствия и деперсонализации, а всё остальное я уже прошёл на таблетках. Но чувственный фактор как раз-таки и не пробивается.

— Нету своего личностного видения моего «я». Не могу состыковать свой мир чувств с миром чувств других людей. Все мои чувства — чувства «выпадения». Не могу общаться с другими людьми, с миром. Не просветляется «моё». В меня ничего не проникает, а внутри ощущаю застывший негатив. Нету мне нигде места, только кровать, — и чувство углубления внутренне неприемлемого и депрессивного.

— Я лишён разнообразности чувств. Не ощущаю нервно внешнего. Ничего в чувственный ум не входит. Я обращён вовнутрь, а не наружу. Гуляя на улице, ничего не чувствую и ничего не замечаю. И получается пустота. Состояние невыхода. Нету чувств открытого мира. К событиям внешнего мира отношусь без души, и оттого мучительно. Вместо чувств ощущаю в душе одно мучение. От этого «бесдушевия» хочется биться головой о стену.

— Мне хочется оправданной внутренними процессами и чувствами двигательной реальности, а не бесцельного и мучительного лежания на диване. Я хочу, чтобы день был реален в моих чувствах. Чтобы мысли были хорошими и моими. Чтобы мои чувства проклюнулись и стали личностными. Чтобы время было не пустое и не мучительное. А пока дни проходят как бы без меня. Время идёт без моего чувственно-эмоционального участия. А это очень мучительно.

В приведённых отрывках звучит отчётливо «непохожесть» Сашиного восприятия мира на обычное, здоровое восприятие. Саша как бы заперт внутри самого себя своеобразной чувственной изоляцией и глубоко от этого страдает. И, что самое-то печальное, высказать эту боль он никому не может. Никто не понимает его.

И вот тут-то на помощь и может прийти врач-психотерапевт. Именно он способен подключиться к Сашиному трагическому мировосприятию и как бы восстановить утраченную связь его и мира. Ведь психотерапия как раз и является тем особым искусством, когда врач, обладая уважением, вниманием и профессиональным знанием, восстанавливает эту хрупкую связь.

Читайте также: