Мистический случай или загадка языка

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Вся жизнь человека неразрывно связана с языком. Пожалуй, язык является самым главным родовым отличием человека от всего остального мира — посредством его он мыслит и может обмениваться с другими людьми своими мыслями. Все достижения человеческой цивилизации немыслимы без этого удивительного и сложного инструмента — человеческой речи. А в психотерапевтическом деле речь является не только самым главным орудием труда, но и самой мощной силой, способствующей исцелению, и такие гении психотерапии, как Милтон Эриксон и Фредерик Перлз блестяще владели этим великолепным инструментом —человеческой речью.

Но, как ни странно это звучит, этот инструмент до сих пор остаётся мало исследованным и во многом загадочным. Ведь до сих пор не существует четких алгоритмов по применению речи в различных терапевтических ситуациях, и психотерапевт в беседе с пациентом всегда чувствует себя своеобразным первопроходцем, открывающим ранее неизведанные земли.

Это чувство таинственности и мистицизма речи блестяще описано в рассказе Александра Куприна «Вечерний гость»: «…Вот скрипнула калитка…Вот прозвучали шаги под окнами…Я слышу, как он открывает дверь. Сейчас он войдёт, и между нами произойдёт самая обыкновенная и самая непонятная вещь в мире: мы начнём разговаривать. Гость, издавая звуки разной высоты и силы, будет выражать свои мысли, а я буду слушать эти звуковые колебания воздуха и разгадывать, что они значат… и его мысли станут моими мыслями… О, как таинственны, как странны, как непонятны для нас самые простые жизненные явления!»

Вот и в нынешней статье я опишу один из таких загадочных феноменов в сфере разговорной речи, который случился в кабинете психотерапевта. Об этом случае мне поведала коллега по психотерапевтическому цеху и далее я почти дословно передаю её рассказ.

«Однажды, в один из ясных летних дней случилось нечто, что очень сильно заинтриговало меня. Не скажу, что испугало, хотя в других обстоятельствах мне, наверное, было бы очень страшно! В тот период я увлекалась всякими «техниками» раскрытия клиента и пыталась применить на практике эти техники. Ко мне на поддерживающие сеансы приходил Олег, тяжёлый запойный алкоголик, который с моей помощью бросил пить. Он был чуть старше меня и тянулся ко мне не только как к доктору, который помогает ему победить ужасное пьянство, но и просто потому что ему на тот момент была нужна понимающая и говорящая какие-то хорошие слова женщина.

И вот в тот вечер Олег спрашивает меня: «А что сегодня мы будем делать?» А я ему предлагаю расположиться на диване и говорить всё, что придёт ему в голову. Олег какое-то время полежал и сказал, что в голову ему ничего хорошего не приходит. Помолчал, а затем после долгой паузы признался, что вообще-то то, что у него крутится в голове, он не может мне сказать, потому что это похабное слово. Но я его подбадриваю и говорю, что стесняться тут нечего и что нужно говорить всё, что приходит на ум.

Олег внимательно и долго смотрит на меня и затем в течение нескольких минут произносит такой набор нецензурной брани в виде существительных, прилагательных и глаголов, который раньше я в таком концентрированном виде никогда не слышала. Олегу материться очень даже нравилось, он прямо-таки вошёл в азарт, хотя при прежних наших встречах  обычно долго тужился в подборе нужных слов, а тут бранные слова вылетали из него, как пули из автомата— быстрота и лёгкость его речи была просто невероятной. Но не это поразило меня.

Был вечер, в кабинете мягкие сумерки, на лицо Олега падает этот сумеречный свет, и в потоке бранных слов его лицо начинает плавно удлиняться и расширяться, приобретая какой-то красноватый оттенок, и становится не просто безобразным, но зловещим. Я сидела и, как заворожённая, смотрела на эту ужасающую трансформацию. У меня было тогда ощущение, что я наяву вижу дьявола. Всё это продолжалось несколько минут, но как только я включила свет, Олег вновь превратился в самого себя — тяжёлого и вечно неудовлетворённого алкоголика. Возможно, сумеречный свет сыграл в этом случае какую-то важную роль, но что совершенно невозможно объяснить, так это именно ТАКУЮ трансформацию, которая после этого случая убедила меня в том, что бранные слова чрезвычайно негативно влияют на пространство и на человека, который их произносит. Эти слова от дьявола!»

На мой взгляд, описанная ситуация наглядно продемонстрировала тот факт, что произносимые человеком слова глубоко связаны со всем его внутренним устройством. Обычно ведь человек не задумывается, как он использует свой язык для описания реальности, но всё-таки выбирает в своей речи какие-то определённые слова и выражения, а для Олега его внутренним языком была именно бранная речь (поэтому-то ему и было так легко произносить эти слова), в этих словах было сокрыто его глубинное нутро, его человеческая суть. А моя коллега эту суть увидела на так называемых «тонких» планах, которые в обычных условиях не зримы, но в этой ситуации проявились. То, что было сокрыто в Олеге и выплеснулось из него во время сеанса потоком бранных слов, было насквозь пропитано тяжёлой энергией ненависти, подозрительности и нелюбви к людям.

И нам с вами, мой вдумчивый читатель, следует всегда иметь в виду, что любое произнесённое слово оказывает глубочайшее влияние не только на сознание человека, но и на его тонкие тела. И как же правы были древние, когда в своих ритуалах очень бережно подбирали произносимые слова. Они знали, что буквы и имена выражают природу любого существа, и знание их позволяет оказывать магическое воздействие на сами эти существа и на происходящие с ними события. Слова — это те таинственные частицы, которые соединяют человека с самой Высшей Силой, благодаря которой и вертится наше мироздание. Как сказано в Евангелие от Иоанна (1:1): «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».

Читайте также: