Посттравматический синдром или пробуждение от тяжёлого сна

Этой весной люди чувствовали себя, как в кино, когда войдёшь в середине какого-нибудь очень запутанного фильма и теряешься в догадках, чем всё это может обернуться для героев. Очень быстро у многих возникло странное ощущение, что под прикрытием вируса всех подготавливают к какому-то страшному катаклизму, который вскоре поразит всю нашу планету. Эти страшные подозрения провоцировали у людей тяжёлый посттравматический синдром, который обычно возникает у жертв терактов и солдат, воевавших в горячих точках.

Чтобы разобраться и понять, как развивается этот синдром, необходимо напомнить, что в нашем мозге существуют свой «рай» и «ад». Если человеку хорошо, он удовлетворён и доволен, то сигналы идут в «рай», а если не удовлетворён, ущемлён и испуган, то возбуждается «ад». Начиная с весны этого года у миллионов людей от поступающей из СМИ информации о бесчисленных жертвах эпидемии коронавируса был хронически возбуждён центр психического «ада», в результате чего у людей неизбежно возникали состояния тревоги, страха, подавленности, угнетённости и ожидания надвигающейся беды. У особо чувствительных людей, таких, как героиня нынешнего рассказа, возникали более тяжёлые расстройства от навязчивого невроза до бреда.

Женщина сидела передо мной и в её измученных глазах таилось невысказанное обвинение миру, который сделал всё, чтобы унизить и устрашить её. Страхи заполнили её душу настолько, что носить их в себе она уже не могла. Растерянная и измученная, женщина нуждалась во внимательном слушателе и собеседнике, с кем можно, не таясь, высказать все свои тревоги и страхи и тем самым облегчить душу.

— Когда началось всё это весной, я несколько дней подряд смотрела все новости об этой пандемии. Вообще-то я от природы очень пугливая, боюсь боли, боюсь всяких мелких тварей типа клещей, боюсь остаться одной в пустой комнате и ещё много чего боюсь. От одной мысли, что я могу заболеть коронавирусом, меня бросало то в жар, то в холод, внутри всё как-то сжималось и противно дрожало, а в голове крутился только один вопрос: Куда убежать? Как спастись от этого ужаса?

Чтобы не подцепить эту заразу, постоянно мыла руки, протирала дверные ручки и почему-то мне казалось, что всё равно заболею. Чувствовала, что вот уже задыхаюсь, что нужно срочно звонить в скорую помощь и боялась звонить, потому что даже если у тебя нет коронавируса, то в больнице он точно появится. А там все в защитных костюмах и масках, не люди, а роботы. Как вообще можно выздороветь в таких условиях?

Почти не спала, вся измучилась, а когда наконец-то уснула, мне приснился страшный сон — я стою в тёмном подвале, а надо мной во мраке шепчутся голоса. Они были какие-то невнятные, очень тихие, но мне тут же стало ясно, что они обсуждают, как меня убить. Чувствую, что хочу закричать и не могу, тело всё застыло, одеревенело, как-будто не моё. Я словно превратилась в какой-то соляной столб, а голоса стали громко звать: «Пусть придёт Он! Пусть придёт Он!» И он пришёл — страшное чудище с топором и со всего размаха воткнул свой топор мне прямо в сердце! Я проснулась от собственного крика и с уверенностью, что уже умерла. Понимаете, в этом сне я побывала в гостях у смерти, почувствовала ее вкус и мне странно, что я до сих пор жива.

После короткой паузы голос женщины зазвенел от напряжения: «Эта пандемия лишила нас всех радостей жизни, мы живём в постоянном страхе и медленно, но верно сходим с ума. Вот эти голоса, которые шептались во сне, это же бред чистой воды. Вчера приснились, а завтра уже днём заговорят. Я же всё понимаю, кто-то там наверху это всё задумал и осуществил. Идёт планомерная атака против всех нас, и вирус специально создан, чтобы уничтожить всех старых и слабых — расчистить, так сказать, поле деятельности. Там наверху уверены, что всё идёт по их плану, а нам спасения нет.»

И тут глаза женщины засияли особым огнём и она торжественно произнесла: «Я внезапно поняла, что если по-прежнему буду паниковать, то спасения мне точно не будет. Так что они ошибаются! Спасение есть! Знаете, как можно в шахматах сбить с толку сильного противника? Он зажимает тебя в угол, а ты вдруг делаешь неожиданный ход. Порой просто дикий, бессмысленный ход, а противник не уверен, что ход этот совсем лишен смысла и вынужден призадуматься. Вот о таком ходе и нужно подумать.

Можно, например, забраться в какую-то глушь, где тебя никто не достанет, сократить свои потребности до минимума, есть простую пищу и молиться за всех, кто тебе дорог. Молиться и верить в торжество высшей справедливости. И она обязательно свершится! Я вот говорю сейчас эти слова и уверена, что даже если придёт ко мне смерть, я скажу ей: «Помнишь меня? Однажды ты уже приходила за мной, но я ещё жива. Так что ты меня не запугаешь и я тебя не боюсь!»

На моих глазах с женщиной произошла чудесная трансформация — из поникшего и сломленного она вдруг превратилась в стойкого и бодрого духом человека. Её пробуждение от тяжёлого сна было хоть и болезненно, но целительно, что ещё раз доказывает, что пробуждение не только возможно, но крайне необходимо для процесса самоисцеления.

Читайте также: