Психотерапия отчаяния

Сидя напротив меня, он рассеянно смотрит по сторонам. Смотрит, но ничего не видит. Когда я пытаюсь привлечь его внимание, он словно слегка встряхивается, но ненадолго. «У меня словно всё расфокусировалось, — оправдывается он. — Не могу ни на чём сосредоточиться. Думаю только о ней». В своих мыслях он опять и опять возвращается к образу своей бывшей одноклассницы.

Кто бы мог подумать, что из той угловатой девчонки, которую он помнил по школе, выйдет такая красавица. Они недавно нашли друг друга в «Одноклассниках» и стали переписываться. Через короткое время он понял, что пропал. Ни о чём другом он думать был не в состоянии. Все его замечательные бизнес-проекты «подвисли». А недавно состоялся крупный разговор с женой.

После этого разговора ему приснился сон, что он с семьёй плывёт на лодке. Вдруг налетает страшный ветер, разыгрывается шторм. Его жена и двое детей исчезают в огромных волнах, а он на каком-то обломке болтается посреди океана. Он проснулся весь в поту с тяжело бьющимся сердцем. Мысленно он взмолился: «Господи, что делать-то? Как справиться с наваждением?»

Да, действительно, как? Но первую подсказку мне дало его нынешнее состояние. Рассеянное, аморфное, зыбкое с погружённостью глубоко внутрь себя. По сути трансовое. Состояние, когда легко и спонтанно формируются эмоционально насыщенные образы. А моя задача — это умело подвести его к той глубине, где пока царит хаос и замешательство. Поначалу успокоить, а затем попытаться помочь ему разобраться с этими образами.

Растерянно смотря как бы сквозь окружающее пространство, он внезапно признаётся, что ему неловко говорить о всех бесстыдных образах, которые обуревают его. Но я его успокаиваю. Замечаю, что говорить-то как раз ничего и не надо. Все перепетии трансового путешествия будут разыграны в сердцевине его души.

В трансе он увидел, как жена гневно говорит ему какие-то слова, но почему-то на языке, который он не понимает. Когда он пытается ей что-то объяснить, то почему-то у него пропадает голос, и он с ужасом обнаруживает, что может только открывать рот и двигать беззвучно губами, словно он не человек, а рыба. Но больше всего его потрясает картина вбежавших в комнату детей. Они плачут, кричат, но… не видят его. Словно он превратился для них в человека-невидимку.

Это был очень тяжёлый момент. В отчаяньи он решил, что, наверное, умер. «Да, даже если я живой, но для них я будто бы умер. Они не видят и не слышат меня». В этот миг он воскликнул: «Я живой, живой!»

После всех пережитых волнений он вдруг обнаруживает, что образ одноклассницы словно потерял свои краски. Наваждение словно бы испарилось, но пришло осознание, как дороги ему его близкие. Что нужно восстанавливать утраченную связь с женой и детьми. Спасать свою лодку.

«Вы знаете, я словно проснулся после нелепого и тяжёлого сна. Я знаю, что теперь делать!»

Я смотрю на его прояснившееся лицо и мысленно благодарю своих учителей и Милтона Эриксона, которые вооружают психотерапевта великолепными техниками борьбы с отчаянием.

 

 

Читайте также: