Работа с детскими страхами и навязчивостями

Пожалуй, работа с детьми школьного возраста – это довольно трудная и эмоционально насыщенная вещь. Терапевту нужно быть готовым к самым неожиданным поворотам в ходе терапевтической сессии, выдержать спокойный и участливый тон, и, самое-то главное, уже сразу попытаться дать ребёнку всё то, в чём ребёнок остро нуждается.

А в чём же нуждается любой ребёнок?

Во-первых, в принятии его таким, каков он есть; во-вторых, в понимании его детских проблем и бед и, в-третьих, в обретении надежды всё-таки найти утраченное взаимопонимание с миром людей, прежде всего с родителями.

Как происходит этот непростой процесс нахождения взаимопонимания с ребёнком и с его родителями — мой нынешний рассказ.

Эту девочку поначалу было очень трудно разговорить. Она смотрела исподлобья на меня и периодически встряхивала головой, словно отгоняя кого-то.

Как одинок этот ребёнок, — подумала я. – Ни на какое понимание эта девочка давно не рассчитывает. По-видимому, эти движения головой выражают её своеобразный протест против непонимающих взрослых. Но её упорный взгляд словно что-то искал.

-Ты хочешь что-то спросить? Спрашивай, и если это возможно, я постараюсь помочь тебе.

И вдруг, словно прорвало плотину, ребёнок заговорил.

— Почему мама никогда не слышит меня? Почему она никогда не покупает мне то, что я прошу? Почему она ни разу не поиграла со мной, когда я её просила? Почему? Почему? Почему?

Эти горькие слова выкрикиваются залпами вперемешку с бурными рыданиями. Дрожь сотрясает всё тело. И мои первые предположения, что этому ребёнку давно очень плохо, полностью подтверждаются. Много горечи, смешанной с отчаянием и душевной болью, льются сейчас бурным потоком.

Нужно на что-то срочно переключить её внимание, думаю я. И вспоминаю про рисунки и фигурки, которые этот ребёнок создал. Мы начинаем рассматривать маленьких розовых мишек, которые вылепили эти хрупкие пальчики.

Просто не верится, что 12-летняя девочка может вылепить такую красоту. Я с удивлением перевожу свой взгляд с фигурок на ребёнка. Что такое происходит в этой семье, где маленькая талантливая девочка закрывается подолгу в ванной комнате и, как подозревают родители, молится или совершает какие-то нелепые ритуалы? Почему она часто облизывает свои губы, и большая красная полоса вокруг рта служит тому подтверждением? Почему она то вяло-сонная, то дерзко-непослушная?

Выяснилось, что вскоре после родов у матери развилась тяжёлая депрессия, а отец был в постоянных разъездах. Маленькая девочка кочевала от одних родственников к другим. Не было у этого ребёнка возможности получить безусловное принятие и нежную заботу и любовь, которые могут дать только родители, прежде всего мать.

А ведь в первые три года жизни у ребёнка формируется важнейший фундамент всего последующего его существования, так называемое базовое доверие к миру. В данном случае это доверие было подорвано глубоко и основательно.

А если у ребёнка нет доверия к миру, то всё в этом мире несёт для него потенциальную угрозу и опасность. Высокая тревожность, боязливость, расстройства сна и аппетита, возникновение всякого рода навязчивостей и ритуалов, трудности в формировании устойчивых положительных эмоциональных связей этому ребёнку обеспечены.

Всеми возможными правдами и неправдами ребёнок ищет способы защиты от непредсказуемого и потому опасного мира. Например, как эта девочка, давно лишённая родительской ласки, постоянно облизывает свои губы и, по-видимому, придумала какие-то свои защитные ритуалы. Кстати, именно эти странности её поведения и заставили родителей обратиться за помощью. Они стали опасаться, что у ребёнка развивается какое-то психическое заболевание.

Работа с родителями детей, страдающих от страха и навязчивостей – это обязательная составляющая часть терапевтического процесса. Вот и в данном случае мне необходимо объяснить родителям девочки, что и как желательно изменить в их отношении к ребёнку, чтобы дать ей возможность почувствовать спокойную и безопасную, предсказуемую и принимающую семью.

Семью, где мама играет в любимую тобой игру. Семью, где тебя внимательно слушают и искренно интересуются всеми перепетиями твоей детской жизни. Семью, где тебя принимают таким, каков ты есть.

Всё это я объясняю крайне озадаченным родителям. Оказывается, нужно-то в первую очередь меняться им самим, многое в своей семейной жизни перестраивать.

Нелегко? Да. Но этой девочке нужна именно такая семья. Тогда все её навязчивости и страхи при хорошем психотерапевтическом сопровождении постепенно уйдут. И тогда, как в сказке, «будут они жить долго и счастливо».

 

Читайте также: